• Рассказы капитана
  • Не Боги горшки обжигают
  • Тихоокеанские каникулы
  • Ошибка
  • Возвращение к себе
  • Матросский вальс
  • Приключения Дикки
  • Россыпь(НОВ.)
  • Заметки на полях...
  • Полярная рапсодия
  • Фотоальбомы
  • Камбуз
  • Рыбалка-дело тонкое!
  • Каталог
  • Гостевая "Кубрик"
  • РЕКЛАМА

    Прогулка

    До чего же холодно в Иркутске зимой. Минус тридцать, тридцать пять. Снег, лед, иней, морозный туман. Казалось бы, как жить людям в таком холоде? Живут, еще как живут! Спокойно живут, полно, ярко, по-сибирски размашисто, по-байкальски чисто. И любят сильно, самоотверженно, раз и навсегда, в беде и радости. В любом случае, хочется верить, что это так, потому что слабые, никчемные в таких условиях вряд ли выжили бы. С другой стороны, хорошо бы жить там, где тепло, где самый лютый мороз – это минус пять, чтобы можно было на лыжах …

    Ольга ехала в город, чтобы подышать его воздухом, посмотреть на людей, порадоваться за них или попереживать, а еще – побродить по магазинам. Нет, не для того, чтобы что-то покупать. Просто так. Как говорят женщины, «поглазеть».

    Нам, мужикам, это не понять. Мы зачем ходим в магазин? Чтобы зайти, купить нужное и выйти. А для чего еще мужикам магазин? С женщинами все обстоит гораздо сложнее. Им это нужно для того, чтобы ощутить пульс жизни, оценить изменения, произошедшие в городе за последнюю неделю, посмотреть на людей – в чем ходят и что покупают. Пощупать что-нибудь, примерить то, другое, третье. Они и денег-то с собой не берут, потому что не собираются ничего покупать. Главное - женщины при этом получают радость! Нет, никогда нам, мужикам, в полуобморочном состоянии бродящим за женами по этажам магазинов, не понять этого!

    Так почему бы и не доставить себе приятное новоиспеченной пенсионерке, причем не такой, у которой силы уже не те, возможности, да и желаний уже совсем немного? Полная сил и жизни, она оказалась пенсионеркой волей совсем других сил и обстоятельств, совершенно не зависящих от ее физического состояния. Ну, да мы не о том сейчас говорим. Тем более, что никого не удивишь сегодня этим. Итак, решила она побаловать себя немножко свежими впечатлениями.

    Автобус остановился на небольшой площади и, прошипев, открыл двери. С улицы дохнуло лютым холодом. Ольга сошла и огляделась. Все как всегда, все как обычно. Много снега, мало людей и машин. Ничего особенного. Привлекла небольшая деталь, совершенно необычная для этого времени года.

    В самом центре площади, у заваленного снегом памятника, стояла одинокая фигура. Мужчина лет тридцати одет был совсем не по сезону. Довольно легкое, несколько щегольское пальто, наглаженные брюки, совершенно не сибирского вида сверкающие штиблеты на ногах, легкая шапка. Мужчина постоянно потирал то одно, то другое ухо, приплясывая и время от времени проверяя что-то за пазухой.

    - «Интересно, что там? Неужели, цветы? Или котенок?- подумала Ольга, - Ох, и счастливая же та, которую так самоотверженно ждет мужчина!»

    Увидела, подумала, пожалела и забыла. Долго гуляла по большому магазину. Вышла и сразу же посмотрела туда, где был мужчина. Он был там же, но уже не приплясывал, а быстро ходил вокруг фонтана. Было видно, что он очень замерз. Ресницы, брови покрыл иней.

    - «Сумасшедший, замерзнет ведь!» – подумала Ольга и покачала головой. В магазине, куда она зашла, ничто не радовало. Мысль о том мужчине не выходила из головы. Она переживала за него.

    - «Это же какой нужно быть безжалостной, чтобы заставить человека вот так, на сумасшедшем морозе, в такой легкой одежде ждать! Она что, не могла позвонить ему, что задерживается? У нее что, не хватило ума понять, что происходит?» – все больше распаляясь, думала Ольга и поймала себя на том, что ей не интересно больше смотреть на бесчисленные блузки и платья. Дойдя до середины второго этажа, резко развернулась и быстро пошла к эскалатору.

    Мужчины у фонтана не было. Это принесло облегчение, однако желание вернуться в магазин не появилось. Она медленно пошла по тротуару.

    - «Понял, наконец-то, что глупо вот так вот замерзать! Да и ради кого? Нормальная разве могла бы так с ним обойтись, а впрочем… Может быть, у нее что-то случилось? Вокруг лед. Упадешь – не поднимут же, не помогут!» – думала Ольга, вспомнив недавний случай, что произошел с ней на рынке. Всколыхнулась та, притихшая уже, обида на людей. Домой пока не хотелось. На глаза очень кстати попалась вывеска закусочной, что удачно расположилась среди магазинов.

    - «Горячий кофе с маленькой булочкой не повредит», - решила Ольга и зашла.

    На нее пахнуло теплым воздухом со смесью ароматов кофе, ванили и еще чего-то такого, по-домашнему приятного.

    В закусочной была очередь. Это несколько снизило первое, приятное впечатление. Конечно, очередь была не из тех, доперестроечных, о которых и вспоминать-то не хотелось. Всего-то стояло пять человек. Ольга встала в очередь и оглядела небольшое помещение. Его она увидела сразу. Он стоял у высокого круглого столика и обеими ладонями сжимал чашку с чем-то. На тарелке перед ним лежали румяные, аппетитные пирожки.

    Вид у мужчины был более, чем жалкий. Выглядел он униженным, раздавленным. Скрюченный, почерневший, со сведенными от холода мышцами лица, дул в кружку и делал глоток. Продавщица работала потрясающе медленно. Перед Ольгой оставалось еще трое, когда мужчина подошел и, не вставая в очередь, спросил у продавщицы, не нальет ли она ему грамм двести коньячка, иначе ему никак не согреться. Очередь с улыбками кивнула, одобрив избранный им способ выживания. Взяв бокал, мужчина вернулся к столику, выпил коньяк одним духом и взял пирожок с тарелки. На глазах выражение его лица стало меняться. Он уже не смотрел в чашку. Кожа на скулах уже не была так натянута, а на губах появился слабый зародыш улыбки.

    В кафе вошла женщина. Посмотреть было на что. Высокая, стройная, красивая, лет двадцати пяти, она была в кокетливой, короткой, явно дорогой шубке и совершенно не соответствующих температуре на дворе сапогах-ботфортах. Шикарные волосы волнами лежали на шубке и, что особенно поразило Ольгу, она была в тонких капроновых чулках. Все в ней говорило о сытой, обеспеченной и, без сомнения, удавшейся, если судить по меркам глянцевых журналов, жизни.

    - Если кто спросит, скажете, что я за вами? - приятным голосом спросила женщина и улыбнулась Ольге голливудской улыбкой. Ничего необычного. Такое происходило, происходит и будет происходить. Ольга кивнула, решив, что женщина собирается выйти из закусочной ненадолго, и повернулась к продавщице. Предположение оказалось неверным.

    - Здравствуйте. У вас здесь свободно? Вы не будете против, если я устроюсь рядом? - раздался тот же приятный голос, и Ольга невольно обернулась на него.

    Женщина стояла возле столика, у которого расположился мужчина. Ответа не последовало, поскольку у мужчины был полон рот. Он просто закивал согласно.

    - Спасибо! – с обворожительной улыбкой ответила женщина и положила маленькую сумочку на столик. Все, кто был в помещении, в том числе и Ольга, пересчитали столики. Их было пять, не считая того, у которого стояла женщина. Все были свободны.

    - До чего же холодно сегодня! – продолжила женщина. Мужчина судорожно пытался дожевать пирожок, видимо вставший во рту колом, и потому только кивнул в ответ.

    - Вижу, вы очень замерзли. Вот и я тоже замерзла, зашла согреться. Кофе выпить или чай? Что вы посоветуете?

    Мужчина, не в состоянии произнести ничего, показал пальцем на пустой бокал и вопросительно посмотрел на женщину.

    - А почему бы и нет? - улыбнулась она, - В такой мороз чуточку коньячка не повредит.

    Мужчина проглотил, наконец, свою проблему и бросился к прилавку, как на амбразуру. Хоть и маленькая, но все же очередь, тихо возмутилась. Продавщица проигнорировала этот бунт и с готовностью налила два бокала.

    Дальнейшее обслуживание очередников происходило быстро и четко. Продавщицу как подменили. Она мгновенно принимала заказ, наливала, отрезала, насыпала, отсчитывала и вообще, делала все положенное в рекордные секунды, как на конкурсе. Обслужив Ольгу, замерла и, ни чуточку не таясь, стала наблюдать за парочкой.

    Раскрасневшийся мужчина распахнул пальто, достал оттуда мятый-перемятый букетик и вручил его женщине, которая при этом защебетала что-то стандартно-обычное насчет того, сколько, когда и как обычные мужчины дарят цветы женщинам, но существуют редкие мужчины, которые… Еще через пару минут они уже свободно, весело болтали, нисколько не заботясь о том, слушает ли их кто-нибудь. При этом лицо мужчины стало светлым, спокойным и, что отметила Ольга, красивым той красотой, которая бывает у умных людей.

    Ольгу распирали эмоции. То ли это был гнев, то ли обида, она не могла еще определить. Тем более, это было трудно сделать, поскольку она не могла понять, на кого злится и на кого обижается? На него или на нее?

    В любом случае, настроение пропало. Наскоро допив кофе, Ольга встала и вышла, полная неприязни к обоим. Автобус только прошел. Пришлось ждать следующего.

    Через какое-то время дверь закусочной открылась, и они вышли. Взявшись за руки, направились к шикарной машине, стоявшей метрах в двадцати. Женщина достала что-то из сумочки. Машина дважды пикнула и моргнула фарами. Они сели в машину и мотор завелся. Густой пар из выхлопной трубы окутывал машину. Через пару минут машина резко рванула вперед и скрылась за поворотом.

    Вскоре подошел автобус. Ольга ехала и думала. Нет, она не винила женщину, поскольку та была охотницей и не скрывала этого. Мужчину она тоже не винила. Он сделал все, что мог и, расслабившись, попал в сети охотницы. Все понятно, все логично, и каждый при этом получил что-то из того, что искал. Беспокоила роль той, которая не пришла. Кто она, почему так сделала? Понимала ли, что произошло?

    Автобус затормозил и остановился. Ольга всплеснула руками – это была ее остановка. Чуть не проехала!

    - «Господи, какое же это счастье – вернуться домой! – подумала Ольга, вставляя ключ в замочную скважину, - Сейчас приготовлю что-нибудь вкусненькое, а когда вернутся мои любимые, обязательно налью всем по бокалу вина. Выпьем просто так, без тоста. А потом, когда поужинаем, помою посуду, включу ноутбук и поболтаю в сети немножко с дорогими друзьями».

    А может быть, она вовсе и не думала так. Кто знает, о чем она думала в ту минуту?

    Далее --->