Россыпь
  • Рассказы капитана
  • Не Боги горшки обжигают
  • Тихоокеанские каникулы
  • Ошибка
  • Возвращение к себе
  • Матросский вальс
  • Приключения Дикки
  • Россыпь(НОВ.)
  • Заметки на полях...
  • Полярная рапсодия
  • Фотоальбомы
  • Камбуз
  • Рыбалка-дело тонкое!
  • Каталог
  • Гостевая "Кубрик"
  • РЕКЛАМА

    Чумикан

    Какое интересное и емкое слово! Это и деловая поездка , и служебная поездка , и миссия. Суть этих и многих другие определений командировки одна - поехать и выполнить задание своего руководства. Однако это просто слова, а сколько смыслов вмещает в себя это слово на практике – не счесть. Одни командировки в радость, другие – в тягость. Одних ждут и добиваются всеми правдами и неправдами, а от других отбиваются, словно черт от ладана. Обстоятельства одних командировок хочется быстрее забыть и не вспоминать никогда, а другие наоборот, помнятся всю жизнь и даже становятся как бы легендами, приданиями и рассказываются близким и друзьям при случае. Не все рассказываются, как мы прекрасно понимаем. Ну, да не о таких речь. Раз о них ничего не рассказывается, значит их и не было.

    Итак, командировка на западное побережье Охотского моря, в поселок Чумикан. Уже само это словосочетание должно было означать сплошную романтику и экстрим. Наверное, так оно и было. Судите сами.

    Самолет, арендованный базирующейся в поселке Чумикан золотопромышленной артелью, представлял собой довольно старенький, но достаточно бодрый трудяга Ан-2 с лавками по бортам. Вырулив на взлетную полосу аэродрома в Николаевске – на - Амуре, он разбежался и полетел, натужно гудя. В салоне летело трое пассажиров. Это были командировочные ответственные работники пароходства , которым предстояло обсудить с местными властями кое-какие вопросы снабжения Чумикана на долгую зиму жизненно важными грузами с моря. Заметьте, их было не двое, не четверо, а именно трое. У одного из них с собой было с килограмм помидорчиков и булка хлеба, у другого – банка икры, а у третьего – прекрасный армянский коньяк. Никакого умысла, чистая случайность.

    Таким образом, все совпало. Набралось критическое количество факторов, которое и вылилось в то, во что и должно было, поскольку происходило все это хоть и на очень далекой и глухой окраине, но все же в России. Полилась спокойная, неспешная беседа, изредка прерываемая звоном сдвинутых стаканчиков, которые «на всякий случай» были у летчиков. Это должно было очень существенно сократить тягостное ожидание прибытия в Чумикан. Судя по карте, лететь предстояло пару часов. Однако рассказ наш не о том, как они сидели и наслаждались коньячком под икорочку. Рассказ о командировочной романтике и экстриме.

    Через час один из командировочных, Михаил выглянул в иллюминатор. Зрелище там было великолепное, поскольку самолет летел не очень высоко, и все внизу было прекрасно видно. Шантарские острова своими темными, почти правильно круглыми блинами выглядели фантастически красиво на фоне сине-фиолетового моря. Через полчаса тот же пассажир того же самолета снова выглянул в иллюминатор. Там были все те же темные блины на том же синем фоне. Немного удивившись, Михаил сделал предположение, что это ему так показалось, что время быстро пролетело. Взглянув на часы, он засек момент и вернулся к беседе, которая находилась в стадии «Чего ждем? Наливай!».

    Ровно через полчаса он снова прильнул к иллюминатору. Как вы думаете, что он там увидел? Правильно. Все те же блины и море. Теперь это вызвало нешуточное беспокойство. То ли коньячок оказался не очень простым, с какой-то чертовинкой, то ли от высоты или еще от чего в голове что-то случилось, и картинка зафиксировалась там, как это бывает с «зависшим» компьютером. И то и другое ничего хорошего не сулило. Подумав, он немного успокоился и решил тревоги пока не поднимать, а сначала тихонько выведать, он один такой в самолете или еще кто есть. Подозвав второго пассажира, он указал пальцем на картинку в иллюминаторе.

    - Красота-то какая! Жаль, что фотоаппарата с собой нет.

    - Ты имеешь в виду острова? – стараясь сохранить нейтральный вид, спросил его Михаил.

    - Ну да. И море тоже красивое, а что?- с удивлением посмотрев на него, сказал Владимир.

    - Сергей, - позвал Михаил, - иди глянь, что мы тут увидели.

    - Красота-то какая, - восторженно сказал Сергей и вернулся на свое место.

    - А летим-то уже два часа… - неуверенно сказал Михаил.

    - Да? – в один голос удивились Владимир и Сергей и не сговариваясь, стали разливать остатки из второй бутылки и нарезать оставшийся хлеб.

    Михаил встал и пошел к двери в кабину. Открыл и, поздоровавшись, решил зайти издалека.

    - Ребята, вы как, часто здесь летаете?

    - Да уже лет десять, - ответил командир.

    - Давно. И как? Все время все нормально было?

    - Всякое бывало, а что? - с беспокойством в голосе спросил пилот.

    - Да я это… Немножко растерялся… как ни посмотрю в иллюминатор…

    - А там все острова, да острова? – прервал его пилот и рассмеялся.

    - Да! И что это? Как можно объяснить это чудо? Оптический обман или что?

    - Да нет, совсем никаких чудес! Все очень просто. Мы летим со скоростью 180 километров в час. Нам навстречу дует ветер с той же скоростью, поэтому мы фактически стоим на месте.

    - И сколько мы будем стоять так на месте? Пока не кончится топливо, и мы не упадем?

    - Да нет, минут через тридцать ветер сменится на противоположный, и мы мигом долетим. Здесь это нормальная практика. Наша задача – в нужный момент попасть в нужное место, а потом немного подождать и быстренько долететь.

    - А если обойти? А может быть, в другое время взлететь?

    - Тогда или будем часов пять лететь, или вообще не долетим. Не беспокойтесь, тут все до минут выверено! Скоро будем.

    На столике было уже прибрано, пассажиры задремали. Михаил проснулся и взглянул на часы. Оказалось, что прошел час. Выглянув в иллюминатор и посмотрев несколько минут, Михаил понял, что самолет кружит, не снижаясь . Пошел в кабину, к летчикам.

    - Командир, в чем дело, почему не садимся? Опять ветер?

    - Да нет, аэродром там делают.

    - Аэродром?!

    - Да ничего странного. Там же волна большая, накат и береговая полоса постоянно намывается булыжниками и галькой в большие дюны вдоль берега, а побережье – это единственное более или менее ровное место, все остальное – горы и тайга. Уже немного, минут через пятнадцать все будет готово.

    И действительно, вскоре стали снижаться и сели на ровную, сделанную двумя большими бульдозерами площадку длиной метров четыреста. Сели удивительно мягко и побежали по этой импровизированной взлетно-посадочной полосе.

    - Все, прилетели! – с облегчением сказал Михаил и приготовился к остановке самолета. Самолет, однако, останавливаться не собирался. Свернув с полосы, он выехал на грунтовку и продолжил свой путь по ней. Вскоре въехали в поселок и поехали по улице с частными домами по обе стороны. Местные жители, оказавшиеся в то время в своих дворах, искоса проглядывали, но никакого удивления по поводу того, что по их улице едет самолет, не выражали.

    Затормозили у несколько странного сооружения, напоминавшего то ли фанерную автобусную остановку, установленную не очень нетрезвыми рабочими задом наперед, то ли парковый туалет типа «двухочковый сортир». У сооружения стоял мужчина в кожаном пальто и резиновых сапогах. Подъезжая к нему, летчик отдал встречающему честь.

    Как выяснилось позже, это был здешний мэр, с которым и предстояло вести переговоры. С обратной стороны сооружения, оказавшегося неплохой защитой от ветра и шума самолетного мотора, была оборудована широкая доска-прилавок, заставленная икрой в больших плошках с воткнутыми ложками, всевозможными рыбными деликатесами, солеными грибочками и прочей изысканно – нехитрой, колоритной закуской. Все это великолепие довершал не менее изысканный армянский коньячок.

    Познакомились, выпили по стопке за это, обменялись кое-какими дежурными фразами о предстоящих переговорах, словно верительными грамотами. Выпили и за это. Минут через десять общения мэр предложил ехать в гостиницу, где можно будет отдохнуть с дороги. При гостинице, добавил мэр, есть и сауна.

    Уже не удивляясь ничему, командировочные и мэр сели в самолет, который все это время стоял с вращающимся винтом, и поехали. Минут через пять остановились возле красивого рубленного здания. Это и было пристанище для командировочного люда.

    Справедливости ради, нужно сказать, что те несколько номеров , что были в гостинице, оказались по-настоящему уютными, чистыми и удобными, а сауна – вообще, выше всяких похвал. Гостеприимность хозяев вполне соответствовала этому. Переговоры прошли вполне плодотворно.

    Далее --->