Россыпь
  • Рассказы капитана
  • Не Боги горшки обжигают
  • Тихоокеанские каникулы
  • Ошибка
  • Возвращение к себе
  • Матросский вальс
  • Приключения Дикки
  • Россыпь(НОВ.)
  • Заметки на полях...
  • Полярная рапсодия
  • Фотоальбомы
  • Камбуз
  • Рыбалка-дело тонкое!
  • Каталог
  • Гостевая "Кубрик"
  • РЕКЛАМА

    Порода

    Кто бы и что бы ни говорил, а порода – она и есть порода. И сказаться она может в любой момент. Для того, чтобы увидеть это, совсем не обязательно попасть, например, на сверхофициальный банкет во дворце, во время которого слесарь из ЖЭКа № 15 дядя Вася, совсем недавно благополучно вышедший из очередного запоя, при очередной смене блюд станет вдруг, не прерывая светской беседы, легко и непринужденно разделывать омара или французских виноградных улиток по-бургундски, пользуясь при этом очень специальными серебряными приборами.

    Вовсе нет! Порода может сказаться в самый неожиданный момент. И потом, разве порода – это обязательно граф или князь? Вовсе не обязательно. Главное – генетически накопленный опыт, внутренняя память поколений.

    В восьмидесятые годы в Cанкт Петербурге, а тогда Ленинграде, я учился целый год французскому языку. Была у меня великолепная подружка, звали ее Галя. Спокойная, милая, Галя была нападающей известной в те годы, да и сейчас баскетбольной команды «Спартак». Рост ее - за 180, а на каблуках все 190 или даже более. Я доставал ей только до плеча.

    Галя хоть и спортсменка, а была не прочь иногда выпить. Как-то по осени, в промозглый ветреный день пригласил я ее в одно очень элитарное местечко, где в великолепно устроенном подвале дегустировали коньяки, водки, вина. Дегустация проходила по всем классическим канонам таких мероприятий.

    К сидящим за столиками подходили девочки в униформе и наливали напиток в рюмочку размером с наперсток. Лизнешь из рюмочки содержимое такого наперстка, он и пуст уже. Ну, а потом долго читают лекцию о напитке, его истории, а еще о том, где и как выращивают виноград для него, как его нужно пить, о тонкостях букета и т.д.

    Продолжалось это мероприятие уже с час, когда заметил я, что заскучала моя Галя. Взяла она в обе ладони стакан воды и, глядя в него, сказала, будто бы сама себе:

    - А пойдем куда-нибудь, выпьем,а?

    - Хорошая идея, - тоже ни к кому не обращаясь, сказал я, - но я ни одного кабака здесь не знаю.

    - Я знаю! - повеселев, она посмотрела на меня и улыбнулась, - Я все здесь знаю. Не одно уже поколение нашей семьи живет в этом городе со времен Петра.

    И привела она меня в какой-то кабак. До сегодняшнего дня не сомневаюсь, что в этом помещении всегда, с самого рождения был кабак. Во все времена и исторические эпохи. Думаю, что он – сам по себе музей! Наверняка, Федор Михайлович Достоевский и Александр Сергеевич Пушкин не раз сиживали в нем и пивали чай с бубликами, либо кушали водочку под грибочки, да расстегайчики с семгой.

    Зал был практически пуст. Кроме курсанта с подружкой недалеко от входа, да явно крепко поддатого старикашки за столиком у окна в левом дальнем углу, никого не было. Последний сидел и методически кивал головой. Вскоре стало ясно, что это он не кивал головой, а клевал носом.

    Не прошло и получаса, как появилась официантка. Нормальная, типичная, советская. Белый верх, темный низ, крупная и серьезная, как докладчик на очередном пленуме ЦК КПСС.

    - Чего изволите? - произнесла она неожиданную фразу неожиданно приятным, грудным голосом. Да и сами слова… Как-то этот оборот не вписывался в советскую действительность.

    - Нам бы грамм триста водочки, по салатику, винца красного сухого и по бифштексу.

    - Сию минуту, - сказала она своим чудным контральто и удалилась, грациозно покачивая выразительными и даже можно сказать крутыми бедрами.

    Курсантик со своей подружкой к тому времени уже ушли. Нам ничего не оставалось, кроме как продолжить наблюдения за стариком. Колебания его к этому времени несколько изменились. При той же частоте, амплитуда явно стала больше. Как зачарованные, мы следили за ним, внутренне даже немного переживая за него, поскольку в нижней точке колебания от кончика носа до содержимого тарелки оставалось все меньше и меньше свободного пространства. Это был почти нетронутый, совершенно традиционный салат «оливье».

    Мы были настолько увлечены, что скажи нам кто-нибудь, что нас здесь в этой жизни обслуживать не будут, мы бы все равно остались, чтобы увидеть, удастся ли старику доколебаться до цели.

    Официантка появилась через полчаса. Вид ее отвлек нас от старика. Стеклянные, несколько даже рыбьи глаза, кокетливо сбившаяся набок прическа, вся разгоряченная, в одной руке она несла два прибора и вазочку с хлебом, а в другой - платочек, которым она интенсивно обмахивалась.

    - Скажите пожалуйста, а что с нашими бифштексами?

    - Сию минуту, - строго и даже как-то укоряюще ответила официантка и, качнув бедрами, стала удаляться. Походка ее при этом не оставляла возможности усомниться в правильности нашего предположения относительно ее состояния.

    Еще через полчаса она снова появилась. На подносе – наши, как позже выяснилось, совершенно остывшие и даже успевшие окоченеть бифштексы, салатики, водочка в запотевшем графинчике и вино. Шла она не так уверенно, как в предыдущие свои явления. Это было похоже на выход канатоходца. Каждый шаг начинался с еле заметной разведки ногой. Смотрелось это роскошно! Львица на неизвестной и потому очень опасной тропе – вот определение, которое дает приближенное понимание того, как это выглядело.

    Молча поставив поднос на стол, она сняла с него все, расставила, грациозно пошатнулась и пошла. На этот раз маршрут ее движения изменился и пролегал он мимо старика, продолжавшего клевать носом.

    И вот, в тот самый момент, когда она поравнялась с ним, старик видимо отвлекся, потерял контроль и все-таки достиг цели, всем лицом плюхнувшись в салат. Видимо испугавшись, он попытался вскочить, но потерял равновесие и стал заваливаться, судорожно схватившись при этом двумя руками за скатерть. Продолжая падение под стол, вместе со скатертью он увлек за собой все, что было на столе.

    Упав и, видимо, продолжая находиться в состоянии шока от происходящего, старик немедленно вскочил. Чтобы удержаться на ногах, он скомпенсировал бросившую его в сторону силу тем, что ухватился за тяжелую бархатную штору у окна, висевшую на огромной, мощной старинной гардине, несомненно бывшей там со времен Достоевского. Учитывая количество ремонтов на своем веку, она глубоко вросла в стену.

    Так вот, гардина эта, несмотря на свою фундаментальность, не выдержала и рухнула, да не одна, а с целым пластом штукатурки. Все это полетело вниз. Внизу, рядом со столиком стоял пожилой, монументальный фикус в здоровенной деревянной бочке, водруженной на высокую подставку. Естественно, от удара гардины со шторами вся эта конструкция рухнула и развалилась с таким грохотом, что можно было предположить, что в помещении взорвалась граната. Давно не поливавшаяся земля густым облаком пыли довершила ситуацию и придала ей еще большее сходство с военными действиями.

    Картина разрушений была настолько внушительная, что стало ясно - ресторан минимум на неделю нужно будет закрывать на ремонт.

    Все эти грандиозные, сопровождаемые грохотом и резкими вскриками старика изменения в интерьере зала происходили в течение пяти - десяти секунд. Официантка за это время успела сделать не более двух осторожных шагов.

    События эти, однако, не остались незамеченными ею. Прекратив движение, сопровождаемое неравномерными покачиваниями описанных выше бедер, она остановилась и очень спокойно, даже несколько небрежно повернулась вполоборота к сидящему на полу старику с засыпанными землей ногами, покрытым слоем салата и пыли лицом и выпученными от испуга и полного непонимания ситуации глазами.

    - Мужчина, ведите себя прилично, – сказала она тихим, ровным голосом и с достоинством продолжила движение.

    Каково?! Вот она, порода! Вот, как неожиданно она проявилась! Знать, сохранился дух Достоевского, Пушкина, поручика Ржевского и так далее! Где еще, в каком советском ресторане можно было бы увидеть такое?! Ответ есть только один. Конечно же, в Питерском! За то и любим мы этот город.

    Далее --->