• Рассказы капитана
  • Не Боги горшки обжигают
  • Тихоокеанские каникулы
  • Ошибка
  • Возвращение к себе
  • Матросский вальс
  • Приключения Дикки
  • Россыпь(НОВ.)
  • Заметки на полях...
  • Полярная рапсодия
  • Фотоальбомы
  • Камбуз
  • Рыбалка-дело тонкое!
  • Каталог
  • Гостевая "Кубрик"
  • РЕКЛАМА

    Знак

    Автобус мягко затормозил и, подняв облако пыли, свернул на обочину. Пыхнув сжатым воздухом, большая дверь в передней части автобуса беззвучно открылась. Никто из пассажиров не встал. На выход никого не было. На облезлой, наполовину развалившейся остановке тоже никого не было. И чего, спрашивается, останавливал, подумал я про себя?

    - Ну что, выходим или как? – громко спросил водитель, глядя в зеркало обзора салона. Ответа не было.

    - И как это понимать? – снова спросил водитель, вставая со своего, водительского сиденья, - не хотим? Ладно… Тогда я попрошу всех показать мне свои билетики!

    Медленно, ряд за рядом, он брал билеты из рук пассажиров и, быстро вглянув, возвращал их. Я порылся в карманах и нашел свой замусоленный, свернутый в плотную трубочку, чудом не выброшенный билет. Развернув, подал водителю.

    - И в чем дело, - уставился на меня наглыми, белесыми глазами водитель, - почему не выходим?

    - Так я… - и тут я вспомнил, что, подавая в кассе измятый полтинник, сказал пожилой, очень серьезной кассирше, что мне все равно, куда ехать. Можно без сдачи.

    - Гражданин! Я попрошу вас покинуть салон автобуса, - подозрительно официально и неестественно громко сказал водитель.

    Я машинально глянул на его волосатые лапы с полуистертой наколкой «колян» и понял, что объяснить ему свое душевное состояние при покупке билета вряд ли удастся. Денег на то, чтобы доплатить и ехать дальше, у меня тоже не было.

    - Я жду, гражданин, - повторил водитель и в его голосе появились угрожаюшие нотки.

    Я встал и, сгибаясь под градом неодобрительных взглядов, пошел на выход. Автобус издал воздушными тормозами презрительно – неприличный звук и унесся в никуда, на ходу закрывая дверь.

    И что же это такое, подумал я. Ну за что мне все это? Чем я так провинился, что на меня высыпалось столько неприятностей сразу. Зачем я здесь? Что я здесь потерял? Господи, ну что со мной?! Я ведь всего-то и хотел, чтобы меня любили. Ничего больше! Ну, почему это оказалось так сложно, почему мой мир рассыпался из-за этого? И вообще, где я?

    Обошел остановку. Никаких табличек или надписей, говорящих хоть что – нибудь об этом месте, не было. Ладно, посмотрим, что будет дальше. Я автоматически пошел по тропинке, ведущей к посадке, за которой виднелись крыши домов. Довольно длинная улица с обшарпанными домами в два - три этажа. Редкие пешеходы поглядывали на меня, как будто на мне был клоунский костюм, а я, между прочим, заплатил на него пару тысяч баксов пару месяцев назад!

    - Извините, - обратился я к идущей навстречу женщине, но она так шарахнулась от меня, что я сам испугался того, что обратился к ней.

    - Простите, бабушка… - обратился я к старушке, сидящей на старом ящике рядом с входом в магазин, но и она как-то не по-старушечьи спохватилась и засеменила прочь, изредка оглядываясь.

    Да что за… Люди, что же вы сегодня со мной делаете?!

    - Эй, красавЕц! – раздался за спиной грубый мужской бас.

    - Вы меня?

    - Да, тебя, - передо мной стоял верзила в пиджаке на голое тело и домашних войлочных тапках на босу ногу, - даю тебе две минуты и советую их использовать на то, чтобы тебя здесь не было.

    - Понял, - сказал я, мгновенно оценив и его опухшую физиономию, крепчайший запах перегара, и быстро пошел по тротуару.

    Неужели же, в отчаянии рассуждал я, теперь всегда будет так? Господи, неужели и ты тоже откажешься от меня? Я не верил в тебя? Да, но ведь я и не говорил никогда, что тебя нет! Боже, если ты есть, сделай же что-нибудь! Ну, дай же мне знак, что ты есть и что ты помнишь обо мне! Сделай это, прошу тебя, а иначе я уже не могу жить на этом свете! Нет у меня больше сил!

    В этот самый момент из темной, сырой подворотни с облупившимся, изъеденным грибком сводом, мимо которой я проходил, беззвучно вылетело что-то стремительное и страшное. Боковым зрением я сумел только понять, что оно летит прямо на меня. Сильнейшая боль пронзила меня насквозь! Огромный кот, вонзая в мою плоть свои когти, взлетел и оказался на моих плечах, вцепившись в шею.и щеку.

    - А-а, - что есть силы закричал я от неожиданности и боли, но успел все же заметить, что следом, из той же подворотни, вылетел огромный лохматый пес. Его оскаленная, брызжущая слюной черная пасть была последним, что я видел.

    - Миленький, ну пожалуйста, ну очнитесь! – донеслось до меня откуда-то.

    - Вы ко мне обращаетесь? - попытался я спросить, но меня никто не слышал и этот голос продолжал уговаривать.

    С трудом преодолевая тягучий, пустой и какой-то темный туман, я приоткрыл глаза и увидел перед собой лицо. Это был ангел. Я сразу узнал его, только он почему-то был девушкой. Да, это точно был ангел! Люди не бывают такими красивыми и так на меня никто и никогда не смотрел.

    - Ой, очнулся! Миленький, хороший, спасибо! Тишка, подлец, что же ты наделал! – ангел наклонился и я ощутил соленый вкус чего-то, капнувшего мне на губы. И тут все встало на свои места.

    - Знак! Господи! Ты сделал! – прохрипел я, внезапно ощутив невиданный по силе приступ счастья, и хотел подняться, но на меня опять стал наплывать тот тягучий туман.

    - Что, что он сказал? – испуганно запричитала девушка с лицом ангела, поддерживая мою голову.

    - Знак какой-то, - сказали в толпе, стоящей вокруг, - головой, видать, шибко треснулся. А может и от испуга. Такое бывает.

    - Помогите мне отнести его ко мне домой. Я здесь, в этом доме, на первом этаже живу, - попросила кого-то девушка, - я же медик, я все сама сделаю.

    Меня подняли и понесли. Это было счастье. С каждым их шагом я ощущал, как в меня вливаются силы и главное - покой, который я всегда искал. Я нашел его, нашел! Он разливался во мне, заполнял меня.

    - Господи, - прошептал я про себя и мысленно улыбнулся, - ты прости меня за то, что не верил, а может, и сказал когда чего… Прости меня, Господи, ибо не ведал, что творил, - пришли в голову то ли услышанные, то ли прочитанные когда-то слова. Виктор Федоров.

    Почта
    Далее --->